г. Ставрополь, ул. Лермонтова, 193

тел. 8 (8652) 35-92-70
01.10

Региональная Общественная Организация Национально-Культурная Автономия Абазин Ставропольского Края.

г. Ставрополь, ул. Лермонтова, 193

тел. 8 (8652) 35-92-70

Региональная Общественная Организация Национально-Культурная Автономия Абазин Ставропольского Края.

Есть, чем гордиться! Известному абазинскому писателю, поэту, драматургу Мухадину Закериевичу Дагужиеву исполнилось 85 лет!

2019-06-10 14:30:23

Есть, чем гордиться! Известному абазинскому писателю, поэту, драматургу Мухадину Закериевичу Дагужиеву исполнилось 85 лет!

Мухадин Закериевич родился 1 июня 1934 г. в ауле Кубина Черкесской автономной области и с девяти лет пошел в первый класс. Окончив семилетнюю школу, он поступил в Черкесское педагогическое училище, где проучился два курса, а затем по возрасту был призван в ряды Вооруженных Сил. Вернувшись из армии, он сразу ощутил перемены, произошедшие в обществе: если в 1951 г. с ним поступали и учились типичные сельские парнишки и девчонки, прошедшие нищету и голод, что накладывало особый отпечаток на их облик, то после возвращения в училище в 1956 г. стало заметно, что девушки уже применяли косметику, парни одевались лучше и даже танцевали вальс…

Завершив учебу в педучилище в 1958 году, Дагужиев поехал по направлению в Калмыкию, проработал два года учителем начальных классов, после чего вернулся домой, поступил в Карачаево-Черкесский педагогический институт (1960) и, за 4 года одолев пятилетний курс обучения, окончил его в 1964 г. Работал учителем Кубинской средней школы, редактором обллита, областного книжного издательства, абазинского отдела областного радиовещания, методистом Института усовершенствования учителей...

Творческий путь Мухадин Закериевич начинал как поэт: дебют состоялся 24 июля 1958 года стихотворением «Открытая песня». Серьезное увлечение творчеством началось в период учебы в пединституте, и в начале 1960-х гг. регулярно публиковался в национальной газете. Первый сборник стихотворений «Дорога молодости» увидел свет в 1967 г., через два года отдельным изданием вышла поэма «Месть», в третьем сборнике рассказов «Вслед за эхом» (1980) Дагужиев перешел на прозу, а с четвертой книги «Меч нартов» (1984) начал плодотворно осваивать жанр драмы, наименее развитый в абазинской литературе.

По характеру своему Мухадин Закериевич спокойный, рассудительный, основательный. Вероятно, поэтому и в Союз писателей он вступил довольно поздно, в 1989 г., уже после издания пятой книги: сборника рассказов и повестей «Одолжение» (1988). Когда литературная деятельность стала занимать много времени и совмещать ее с ежедневной казенной службой оказалось сложно, Дагужиев устроился командиром противоградовой точки. «Точка» находилась в горах, вдали от шума, суеты, и особых хлопот не вызывала: можно было с удовольствием отдаться творчеству, чем он и не преминул воспользоваться. (Впоследствии эти мотивы найдут свое воплощение в романе «Живи, Рина…» – 1997). Затем пришла идея создать книгу о самом крупном в Европе тепличном комбинате, расположившемся на землях родного аула. Писателю захотелось исследовать его влияние на судьбы и характеры земляков, для чего стало необходимо ближе узнать
специфику тепличного производства. И он пошел туда работать оператором. Позже замысел осуществился в романе «Дорога над пропастью» (2009). В отличие от других национальных авторов, увлекавшихся исторической тематикой, Мухадин Закериевич преимущественно обращается к проблемам современных абазин, и нужно признать, что в этом он преуспевает.
За годы литературной деятельности М.З. Дагужиев выпустил 7 книг стихотворений, поэм, рассказов, повестей, романов, пьес; с 1980-х годов его произведения введены в школьные программы и учебники по абазинской литературе. Еще в советское время отдельные его стихотворения в переводе на русский язык публиковались в различных изданиях, а два из них («Седина», «Кузнец») впоследствии вошли в «Антологию литературы народов Северного Кавказа» (2003); три его рассказа («Земфира», «Сшей им по одной рубашке», «Сказка о возгордившемся петухе») были переведены и включены в сборник «Абазинская проза» (2011), который затем вышел в Германии: «Abasinische Prosa». – Ludwigsburg, 2014.
В 2017 г. на русском языке увидел свет переводной сборник М. Дагужиева «Земфира», вобравший в себя отдельные рассказы и пьесы. Разножанровые произведения, собранные под одной обложкой, хорошо представляют индивидуальные штрихи творческого облика национального автора. Остановимся на отдельных произведениях, вошедших в книгу.
Рассказ «Земфира» впервые в абазинской литературе затронул тему взаимоотношений взрослого уже человека с молодой девушкой. Автору удалось не только проникновенно отобразить любовные ощущения героя, но и достоверную психологию переживания двойственного положения, когда он, с одной стороны, не может предать жену и детей, а с другой, – отделаться от любовного наваждения. Терзания его усугубляются тем, что он входит в противоречие с общепринятыми аульскими представлениями о морали, суть которой впитал с молоком матери. Немаловажным представляется и следующее: обычно в литературных произведениях все отдается в жертву любви: и жена, и дети, и положение. Наше сознание прочно усвоило: любовь превыше всего. А вот герой все же поступает по-другому: остается с женой, детьми и осмысленно считает такую позицию правильной. Это произошло, конечно, не без участия героини, но главное все же в том, что рассказ актуализирует проблему самоценности семейных отношений.
Герои Дагужиева умеют любить. Свидетельством тому является не только Аскер из вышеупомянутого произведения, но и Солтан, главный герой рассказа «Поздно…», который превратил свою жизнь в добровольное служение любимой: он по-настоящему счастлив от того, что умеет доставлять жене радость, получает неизъяснимое наслаждение от того, что способен удовлетворить её потребности и потребности подрастающих детей. Редкое качество, кстати. Помимо того, нужно отметить: Солтан мужественный, небесталанный человек: участник войны, которому не всегда удавалось схорониться от пуль, завершил ее офицером, затем окончил университет, построил успешную карьеру, создал семью… Он мог быть
доволен своей судьбой: жил в любви и согласии, вырастил детей и выпустил в большой мир.
Образ Солтана во многом привлекателен для читателя: он мягок, спокоен, интеллигентен, лишен хвастовства, чувства превосходства над другими… Но он слишком долго жил вдали от малой родины и, хотя наезжал временами, все-таки какие-то важные связующие нити были утеряны. Порой ему недоставало человечности, оказывался глуховат к бедам родни из аула, но главное не в этом: он вырастил детей и, можно предполагать, что они стали неплохими специалистами, но не стали настоящими людьми. Для этого они были слишком материалистами. Солтан не сумел передать им те духовные ценности, которые его «некультурные» соплеменники ставили выше любых материальных благ. И потому на пороге смерти они предали его. И не только они, но и та, которую он боготворил, которой безоглядно посвятил всю свою жизнь. Таким образом, основная проблема рассказа – потеря родовых, национальных корней, без которых и самая счастливая жизнь способна обернуться безысходной горечью в конце пути.

Пьеса «Когда накатит колесо» поднимает проблему противостояния личности и тоталитарной власти. Время действия драмы относится к середине 1930-х гг. и совпадает с первыми годами коллективизации сельского хозяйства в России. Уже прозвучал выстрел в Смольном, унесший жизнь одного из ярких сподвижников Сталина – М.С. Кирова, явившегося прологом к репрессиям второй половины 1930-х годов.

В центре пьесы – образ председателя Совета абазинского аула Даута Хурмата, который в силу сложившихся обстоятельств чувствует себя зернышком, попавшим меж жерновами истории. Он осознает свою обреченность, но при этом его волнует лишь одно: встретить свой конец достойно, не уронить чести, не предать товарища и единомышленника, остаться прямым, честным, неподкупным в глазах соплеменников. И это ему удается, но – ценой собственной жизни.

Образ колеса, вынесенный в заглавии и рефреном проходящий по пьесе, олицетворяет смену исторических эпох и формаций. Это – символическое колесо времени, возносящее, с одной стороны, тех, кто угадал текущие тенденции, приловчился и ухватился за поднимающиеся вверх спицы, и, с другой, – сбрасывающее тех, кто некогда находился на верхней точке, но из-за консерватизма взглядов уже не соответствует требованиям нового времени. Из них кто-то падает с высоты своего положения, кто-то отлетает в сторону от магистральной дороги, а менее расторопные, не сумевшие вовремя сманеврировать, подминаются и безжалостно раздавливаются. Жизнью может поплатиться и тот, кто случайно или осознанно – протестуя – оказался на пути несущегося колеса.

Парадокс заключается в том, что Даут Хурмат – коммунист, безоговорочно принявший идеалы революции 1917 года, претворяющий в жизнь экономическую политику партии, радеющий за свой народ и работающий ему во благо. Но он слишком прямолинеен, бескомпромиссен, экпрессивен, пытается обустроить жизнь аульчан, обходя директивные

указания областных партийных функционеров, что в конечном счете приводит к столкновению честного и принципиального председателя с нечистоплотной верхушкой местной власти.

Антиподом Даута выступает Губед Аграм, соотечественник главного героя, присланный в аул уполномоченным из области. Основная цель его приезда – оказать помощь жителям аула в налаживании новой жизни, на самом же деле он выполняет функции соглядатая и доносителя всех происшествий в ауле. Это классический образ корыстолюбца, который ради личных выгод, собственного карьерного роста способен на любую подлость и гнусность. Именно с его помощью областному руководству удается справиться со своенравным председателем сельского Совета.

Образ Губеда еще раз подтверждает некую алогичную закономерность, когда беспринципным, циничным, жестокосердным людям удается мимикрировать, выживать, устраивать свою личную жизнь независимо от положения исторического колеса, а сильные, яркие, преданные погибают от того, что не смеют поступиться принципами, не могут лицемерить с собой, народом, властью.

Пьеса Дагужиева «Когда накатит колесо» является одним из лучших произведений современной абазинской литературы и единственным в своем роде обращением к трагическому периоду 1930-х годов.

В заключение отметим, что в феврале 2017 года наряду с К. Джегутановым и К. Мхце во всемирном электронном «Литературном словаре Киндлера» (Германия) помещены биографические анкетные данные М.З. Дагужиева и развернутая аннотация его книги «Потаённые следы времени». А в конце прошлого года его рассказ «Земфира» вошла в антологию «Современная литература народов России. Проза», изданную в Москве. Так что юбиляру есть, чем гордиться! 
От всего сердца поздравляем Мухадина Закериевича с прекрасным юбилеем! Желаем ему цветущего здоровья, неувядаемого долголетия, дальнейших успехов в деле утверждения и укрепления абазинской национальной культуры и литературы!
Петр Чекалов.
НКА "АБАЗА" Ставропольского края

Назад к новостям