г. Ставрополь, ул. Лермонтова, 193

тел. 8 (8652) 35-92-70
16.06

Региональная Общественная Организация Национально-Культурная Автономия Абазин Ставропольского Края.

г. Ставрополь, ул. Лермонтова, 193

тел. 8 (8652) 35-92-70

Региональная Общественная Организация Национально-Культурная Автономия Абазин Ставропольского Края.

"Студенческое" - ранние литературные миниатюры П.Чекалова

2018-03-30 13:19:00

"Студенческое" - ранние литературные миниатюры П.Чекалова

Еще в начальной школе грезил о писательских лаврах, и первые творческие потуги относятся к тому же времени. Причем писать хотелось не на родном абазинском, а на русском. Вероятно, тогда казалось, что русский язык к славе расположен ближе, чем абазинский…

В юности, как и многие, писал совершенно беспомощные стихи, потом рассказы, кое-что из них было даже опубликовано. Но по большому счету мечта детства так и не реализовалась. Считай – жизнь прошла мимо.

 

Студенческое

 

На филологическом факультете СГПИ существовало узбекское отделение, на котором обучались ребята из Наманганской области. Были они в большинстве своем добрые и бесхитростные, но со слабой подготовкой. Преподаватели уже привыкли было к этому, но однажды Хуба взял и в слове «собака» допустил три ошибки: «сабоко». Возмущению Валентины Давыдовны не было предела:

- Да как вы могли в таком простом слове допустить три ошибки?!

Хуба встает и невозмутимо так говорит:

- А что? У меня проверочное слово.

- Да какое там может быть проверочное слово?!

- Бобик.

                                                                                      1980.

 

Хубу отчисляли из института дважды: после первого раза он был призван в армию, после второго почему-то уехал в Тулу и работал там на заводе. И вот после очередного восстановления мы оказались с ним в одном стройотряде в Северном Казахстане. Было начало августа. Мы ремонтировали свиноферму, а рядом на полях комбайны убирали низкорослую, худосочную пшеницу. Хуба несколько раз заводил речь  о том, что он своими руками собирал вот эти самые комбайны, но никто его не слушал.

Во время обеденного перерыва к нам подсел один из трактористов. Хуба воодушевился и снова начал про Тулу, про завод, про то, как он варил  кабины на комбайнах и даже метку свою оставлял: может и по ней прямо сейчас определить свою работу…

Тракторист слушал, слушал, а потом как рявкнет:

- Замолчи! А то пойду сейчас, скажу им, кто эту халтуру собирал, - придут и отметелят!

                                                                                      Лето, 1981.

 

Стройотряд. Казахстан. Подходит Хуба и снисходительно так спрашивает:

- Петя, ты на каком курсе?

- На третьем.

Хуба отчетливо:

- Сал-ла-бон!

- Ты что, - говорю, - Хуба? Я – старшекурсник!

- А ты что, восемь лет учился?!

                                                                                      Лето, 1981.

 

Поезд остановился в Уфе, и наш стройотряд высыпал из вагона. Когда схлынул немного встречающий и встречаемый народ, на перроне показались три фигуры: невысокая женщина в сопровождении двух мужчин. Тот, что слева, отличался крупными габаритами и мощным голосом. Он шел и свободно так распевал:

Черный во-о-рон!

Не кру-жи-ися!..

Над мо-ей! да головой!

Ты добы-ычи-и-и не дожде-ошься…

Когда они дошли до нашего вагона, проводница нахально осведомилась:

- Чево орешь на весь вокзал?

Тот, что был справа, ответил:

- Мамаша! За этот голос в филармонии деньги платят! Вам тут бесплатно исполняют, а вы еще не довольны!

                                                                                      Лето, 1982.

 

Невысокий, худой и очкастый Борик Нечаев любил иногда подразнить Наталью Пиценко, строя из себя неотразимого парня и отводя ей роль безнадежно влюбленной в него барышни. Таня Шопина предложила однажды:

- Борик, давай я заменю тебе Наташу.

- Нет, это невозможно! – моментально отреагировал Борик. И тут же: - Хотя… Но в первую очередь тебе придется  вставить золотые зубы в два ряда.

- Борик! – возмущенно кричит стоявшая тут же Пиценко.

- Вот видите: «Борик» да «Борик»! Как будто нет других тем для разговора!

- Ну, зараза! – срывается Наташа и пускается за Борей вокруг стола. Тот улепетывая от нее мелкими шажками, не перестает сыпать:

- До чего докатилась! Уже при всех на шею кидается!

                                                                                      1982.

 

Однажды Таня Шопина чем-то выручила Борю, и тот торжественно произнес:

- Спасибо, Таня! Я знал, что ты мой лучший друг!

- Ты не далек от истины, - парировала Таня. – Лучший, но не друг.

                                                                                      1983.

 

 

Еще с подкурсов училась в нашей группе Неля Быкова. Где-то на втором курсе вышла она замуж, родила ребенка и перевелась на индивидуальный план. И в те редкие дни, когда она появлялась в институте, воодушевленно рассказывала о своей дочке. В забвении чувств молодая мама проговорила однажды:

- Она у меня растет так быстро, как… акселератор.

Добродушный, но не без язвительности Шурик Мельников не мог оставить такую фразу безнаказанной, и он сыронизировал по этому поводу:

Услышали Москва, Нью-Йорк и Улан-Батор,

Что дочка у тебя акселератор!

                                                                        1982.

 

Сидим на лекции по современному русскому. Жир (Жиров) разморен жарой и духотой и от нечего делать берет косичку впереди сидящей Гинджихан и перекидывает ей на грудь. Она оборачивается, укоризненно оглядывает его, перехлестывает волосы назад и снова отворачивается. Жир продолжает свое.

- Гинджихан, стукни его по лбу, - советую я.

- Я надеюсь на его сознательность, - в стиле примерной школьницы произносит Гинджихан.

- Напрасно, - говорит Жир совершенно бесстрастным голосом. – У меня сейчас отсутствует все. Даже условный рефлекс.

                                                                                      1982.

 

После первого курса института я попал  в факультетский стройотряд. Еще до отъезда на место работы нам поручили на общественных началах высадить тополями обе стороны дороги, ведущей к аэропорту. Мы выехали, быстро и весело понавтыкали деревца в готовые ямы, а в последнюю из них пришлось закопать оставшиеся лишними несколько саженцев.

Вечером того же дня я рассказал об этом девушке, с которой тогда встречался. Она возмутилась нашим варварством, вынудила меня поехать с ней и откопать оказавшиеся лишними тополя. Мы привезли более десятка и высадили возле ее дома.

С той девушкой мы потом поженились, но оказалось, что мы люди очень разные, и я ушел…

Недавно был в районе Нижнего рынка, вспомнил про те деревца и решил посмотреть, что с ними стало. Выжили только два тополя. Молодые и стройные, их купола возносились уже над электрическими проводами. Но странное дело, эти деревья оказались далеко друг от друга. Не просто через дорогу, а через перекресток двух дорог.

Случайно или неслучайно, но мне привиделось в этом отражение перечеркнутых крест накрест наших отношений.

                                                                                      23.07.92.

 

Был конец первого курса. Весна. Я остался без копейки. Те, кого я просил, не могли одолжить, остальных просить не мог. Комплекс. Вечером лег, не евши, утром, разумеется, манна небесная не пала. Что ж?  Погрустил - погрустил и собрался в библиотеку. Не помню, лезло ли мне что-либо в голову, но сидел и читал. В какой-то момент уголком зрения замечаю, что кто-то садится за стол передо мной и оборачивается ко мне корпусом. Поднимаю глаза – Садык Дангатаров.

Мы жили в разных общежитиях: я – на Морозова, он – на Тухачевского. Не знаю, как он догадался о моем положении и нашел меня, но первое, что он спросил:

- Ты ел?

Я широко улыбался и отрицательно мотал головой.

Он привстал, выгреб мелочь из кармана брюк и выложил на стол:

- Я посторожу твои книги. Иди, перекуси.

Я пересчитал деньги: 45 копеек.

- Садык, - говорю. – Раз даешь, дай хотя бы рубль.

- Больше нет, - грустно ответил он.

… У меня были и есть хорошие и надежные друзья.

Настоящее его – не было.

                                                                                       16.11.92.

 

 

 

Назад к новостям